Самадхи: иллюзорное Я. Стремление к просветлению.

У слова самадхи (санскрит) нет логического перевода и обозначения.

Оно объединяет то, что не выражается языком разума. Самадхи находится не на уровне мозга или тела, это вдохновение на познание себя, своей истинной сущности.

Время сейчас безусловно самое подходящее, актуальное, так как человечество давно уже забыло не только о самадхи, но и о том, что оно это забыло. Спрятанное далеко в памяти – Я иллюзий и я обособленности, или майя.

Для человека норма – погружаться в монотонную рутину повседневности, не окунаясь в размышления о том, кто мы и зачем здесь.

Редко мы задумываемся о том, куда идти, о том, что значит для нас “я” нашей души, анната. Анната, по словам Будды, расположена вне разума, вне оболочки. Мы же привыкли видеть себя только четкими субстанциями с границами, спрятанным в теле.

Мы живем в страхе сознательного и бессознательного, боясь того, что Я с границами перестанет жить.

Мир современности, заполнен людьми, практикующими религии, практики духовности,медитации и ритуалы. Они применяют, по сути, те же тактики обусловленности, являются только винтиками системы. Поиск и деятельность не проблема. Но найти ответ нельзя во внешних формах.

Соответственно любая патологическая форма человеческой организации работает по тем же правилам. Их духовность такое же возбуждение ума. Люди любой системы жаждут больше страсти, финансов, власти, знания, просветления. Больше деятельности человека против бытия.

Встать на путь духовного просветления, значит стремиться быть еще просветленнее, еще свободнее,  еще лучше. Любое желание чего-то достичь – это работа эгоцентрической части нашего разума. Самадхи не является достижением, прибавлением себе чего-то . Это умение умереть до того, как ты умрешь.

Жизнь и смерть не имеют конца, начала, какой-либо вовлеченности в оболочку. Отталкивая смерть, отталкивается жизнь. Переживание истинного я – убирает страх смерти, она просто не страшит, становится естественной.

Нам говорят кем мы являемся ежедневно с экранов, радиоволн, книг, при этом мы еще и рабы инстинктов природы и биологии. Наш выбор подчинен им.

Это всего лишь система, импульс повторения, желание пройти путь, вне зависимости от пользы или вреда.
Существуют бесконечные уровни памяти, которыми не пользуются люди. Соотношение с эго связывает нас с обусловленностью социального характера, матрице.

Аспекты эго, которые мы можем осознавать на уровне подсознания, страхи первичные. Первобытные управляют человеком.

Стереотипная погоня за наслаждениями, удовольствием формирует патологическое поведение человека в современном мире. Это и труд, и взаимосвязи с людьми, и убеждения – все мировоззрение в целом.

Подобно скоту мы живем пассивно, питая матрицу окружающей реальности.

Мы живем как запертые в стереотипную тюрьму. Жизнь наполняется бедами и страданием, нам не приходит в голову, что мы способны к свободе. Отпустить жизнь прошлого и устремиться в жизнь, направленную к внутреннему Я.

Мы рождаемся с биологически обусловленными структурами, без сознания Я.

В глазах малышей не светится личность.

Личность надевается позже, поверх сознания. В пробужденном человеке сознание сияет через личность, сквозь маски. Человек проснувшийся ото сна – не маска, он не соотносится ни с одной ролью. При этом отказа от роли не происходит.

Мы соотносимся с личностью, ролью, это и есть майя, иллюзия Я.

Самадхи – пробуждение от сна. Сейчас мы скованы иллюзиями более, чем в когда-либо. Мы живем в пещере, видя лишь тени, отбрасываемые от огня.

Этот театр теней мы принимаем за реальность. Подозрение того, что есть нечто больше, нежели пещера теней не подталкивает людей к тому, чтобы выбраться из нее. Привычное – лучше, теплее.

Эти тени аналогичны нашим мыслям. Мы знаем только мир мышления, однако за пределами его есть иной мир.

Выйти за пределы этого мира и узнать – кто ты есть на самом деле, это значит испытать самадхи.

И никогда уже не вернуться назад.

P.S. Продолжение в следующей статье “Самадхи. Часть 2 ”

По материалам фильма “Самадхи” часть 1 (“Майя – иллюзия обособленного я”) ДаниэляШмидта